Форум ПСИХОТЕХНОЛОГИЙ и САМОРАЗВИТИЯ




ГИПНОЗ и САМОГИПНОЗ, энергетические техники, телесные практики, методы социального влияния и иные ПСИХОТЕХНОЛОГИИ.

Индивидуальная и групповая ПРАКТИКА. Обсуждения, веб-конференции, совместные ЭКСПЕРИМЕНТЫ.





ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ /Гурджиев Г.И. Успенский П.Д./

Эзотерика в форме философско-мировоззренческих учений и практических систем. Каббала и суфизм, даосизм и герметизм, алхимия внутренняя и внешняя. Да и вообще - всё скрытое, коварное и организованное в систему )))

Re: ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ /Гурджиев Г.И. Успенский П.Д./

Сообщение Quasar » 20 апр 2012, 23:23

GdeToTam писал(а):Насчет "оправиться от заблуждений" - данным вопросом я не задавался. ;;-))) ;;-))) В моей личной "иерархии осознанности" Луи Повель находится достаточно высоко, чтоб я задавался подобными вопросами. :ps_ih:
По стилю написания "Утро магов" можно многое понять о нем.

Ну, это простой случай обыденного "самогипноза" - когда авторитет давлеет над критическим мышлением. :obdol_bysh:
А спросил, что там с ним по книге... Он же пишет, что его постиг жуткий кризис :ny_tik: , рассказывает о состоянии полного физического, психического расстройства. :zvez_ochki:
На мой взгляд к подобным состояниям ведут только заблуждения.)
Но... в правильном вопросе содержится и ответ на него.) Если книга закончена и в ней он рассуждает о проблемах и причинах сам, то значит как-то оправился. :du_ma_et:
Ликвидирован из жизни форума за нагнетание НЕТВОРЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ и агрессивный ТРОЛЛИНГ. :al_kana_ft: :al_kana_ft: (Администрация)
Аватара пользователя
Quasar
 
Сообщения: 203
Зарегистрирован: 07 янв 2012, 19:33
Откуда: Местонахождение.

Re: ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ /Гурджиев Г.И. Успенский П.Д./

Сообщение GdeToTam » 21 апр 2012, 09:15

Quasar писал(а):Ну, это простой случай обыденного "самогипноза" - когда авторитет давлеет над критическим мышлением. :obdol_bysh:
А спросил, что там с ним по книге... Он же пишет, что его постиг жуткий кризис :ny_tik: , рассказывает о состоянии полного физического, психического расстройства. :zvez_ochki:
На мой взгляд к подобным состояниям ведут только заблуждения.)
Но... в правильном вопросе содержится и ответ на него.) Если книга закончена и в ней он рассуждает о проблемах и причинах сам, то значит как-то оправился. :du_ma_et:


Авторитет не появляется на пустом месте. Критическое мышление, как раз, частенько работает на ниспровержение. :uch_tiv: И иной раз мимо этого "стража" мало что проходит.

Насчет "что с ним" он ответил сам, но в другой книге. Как раз в книге "Утро Магов", написанной в соавторстве с Ж.Бержье.
Вот этот момент:


Как в этот момент обстояло дело со мной? Мне было 28 лет. А в 1940 г., когда судьба нанесла удар всем нам, мне было двадцать. Я принадлежал к промежуточному поколению, видевшему крушение мира, отрезанному от прошлого и сомневающемуся в будущем. Я был очень далек от веры в то, что эпоха тирании достойна уважения и что ее нужно "пронизывать нашей любовью". Мне скорее казалось, что понимание ведет к отказу от игры в игру, где все мошенничают.

Во время войны я нашел для себя приют в индуизме. Это было мое личное маки. Я пребывал там в абсолютном сопротивлении. Считал, что не стоит искать точку опоры в истории среди людей: она непрерывно ускользает. Поищем ее в нас самих. Будем так же последовательно людьми этого мира, как если бы мы были людьми не от мира сего. Ничего не казалось мне более прекрасным, чем ныряющая птица Бхагавадгиты, которая "ныряет и выныривает, не замочив перьев". Я говорил себе: события, с которыми мы ничего не можем поделать, надо сделать такими, чтобы они не могли ничего сделать с нами. Я сидел в позе лотоса на облаке, приплывшем с Востока. Ночью отец тайком читал мои книги, чтобы попытаться понять странную болезнь, так отдалявшую меня от него.

Позднее, на следующий день после Освобождения, я нашел учителя жизни и мышления. Я стал последователем Гурджиева. Я работал над тем, чтобы отдалиться от своих эмоций, чувств, порывов, чтобы найти вне этого нечто неподвижное, но постоянное, немое, анонимное, - Присутствие высшего порядка, которое утешило бы меня в моем ощущении нереальности и абсурдности мира. Я с состраданием думают о своем отце. Я думал, что обладаю тайнами владения духом и полным пониманием всего на свете. На самом же деле я не обладал ничем, кроме иллюзии обладания и сильного презрения к тем, кто ее не разделял.

Я приводил отца в отчаяние. Я отчаивался и сам. Я иссыхал до костей в своей позиции отказа. Я читал Рене Генона. Я думал, что мы имеем несчастье жить в мире, радикально развращенном и обреченном на апокалиптический конец. Я готов был подписаться под речью Кортеса в палате депутатов Мадрида, произнесенной им в 1949 г.: "Причина всех ваших ошибок, господа, в том, что вы не знаете направления цивилизации мира. Вы думаете, что цивилизация и мир прогрессируют, а они регрессируют!" Для меня современная эпоха была черной эпохой. Я занимался перечнем преступлений, совершенных против Мысли современной мыслью. Начиная с ХII века оторванный от принципов Запад мчался к своей гибели, и я не мог питать к нему какое-либо доверие, считая его формой соучастия. Моей горячности хватало только на отказ, на разрыв. В этом мире, уже на три четверти скатившемся в бездну, где священники, ученые, политики, социологи и организаторы всякого рода казались мне дармоедами, я не видел ничего светлого, и единственно достойными уважения казались мне исследования древних преданий и безусловное сопротивление нынешнему веку.

В таком состоянии я стал принимать отца за наивного простака. Его обаяние, любовь, дальновидность раздражали меня и были мне смешны. Я обвинял его в том, что он сохранил энтузиазм, характерный разве что для времен Международной Выставки 1900 года. Надежда, которую он возлагал на растущий коллективизм и которая устремлялась у него гораздо выше политики, вызывала у меня презрение Я судил только с позиции античной теократии.

Эйнштейн основал "Комитет отчаяния" из ученых-атомщиков; угроза тотальной войны парила над человечеством, разделенным на два лагеря. Мой отец умирал, ничего не утратив из своей веры в будущее, и я больше не понимал его. Не стану касаться в этой работе классовых проблем. Здесь им не место, но я хорошо знаю, что эти проблемы существуют: они распяли человека, который меня любил. Я не знал своего отца по крови. Он принадлежал к старинной буржуазии. Но моя мать, как и мой второй отец, были рабочими, вышли из рабочей среды. Это мои фламандские предки - игроки, художники, бездельники и гордецы отдалили меня от смелой динамической мысли, заставили меня уйти в себя и лишили возможности познать силу общения. Между моим отцом и мной уже давно пролегла пропасть. Он, который из страха ранить меня не хотел иметь другого ребенка, кроме этого сына чужой ему крови, пожертвовал собой, чтобы я стал интеллигентом. Дав мне все, он мечтал о том, что у меня будет душа, подобная его душе. В его глазах я должен был стать маяком, человеком, способным светить другим людям, нести им смелость и надежду, показывать им - как он говорил - свет, сверкающий в глубине нас самих. Но я не видел ничего, кроме черноты, ни в себе, ни в человечестве. Я был только клерком, подобным многим другим. Я доводил до последней крайности это чувство, эту потребность в радикальном бунте, которую высказывали в литературных журналах в 1947 году, говоря о "метафизическом беспокойстве", и которая была тяжким наследием моего поколения. Как можно быть маяком в таких условиях? Эта идея, это слово, заимствованное у Гюго, заставляли меня ехидно улыбаться. Отец упрекал меня, что я разлагаюсь, что я перешел - как он говорил - на сторону привилегированных в культуре, мандаринов, тех, кто гордится своим бессилием.

Атомная бомба, отмечающая для меня начало конца времен, для него была знаком нового утра. Материя одухотворялась, и человек открывал вокруг себя и в самом себе силы, о которых до сих пор не подозревал. Буржуазный дух, для которого Земля была просто местом комфортабельного пребывания, должен был быть выметен новым духом, - духом тех, кто считает мир этой действующей машины организмом в становлении, единством, которое ждет осуществления, истиной, которая должна родиться. Человечество находится только в начале своей эволюции. Оно получило только первые сведения о той миссии, которая была назначена ему Разумом Вселенной. Мы как раз только начинаем узнавать, что такое любовь в мире.

Для моего отца человеческая судьба имела направление. Он судил о событиях по тому, укладывались они в это направление, или нет. История имела смысл: она двигалась к какой-то ультрачеловеческой форме, она несла в себе обещание сверхсознания. Его космическая философия не отделяла его от века. На данный момент его позиция была "прогрессивной". Я раздражался, не видя, что он вкладывал бесконечно больше одухотворенности в свою прогрессивность, чем я прогрессировал в своей одухотворенности.

Между тем я задыхался в замкнутости своей мысли. Перед этим человеком я чувствовал себя порой бесплодным и зыбким мелким интеллигентом; и порой случалось, что мне хотелось быть похожим на него, думать гак же широко, как он. Вечерами, сидя на углу его портновского стола, я доводил до предела наши противоречия, провоцировал его, втайне желая быть побежденным и изменившимся. Но вспыльчивость, которой помогала и усталость, возбуждала его против меня, против судьбы, которая дала ему великую .мысль, но не позволила вложить ее в этого сына с противоречиями в крови, - и мы расставались с гневом и болью. Я возвращался к своим размышлениям и своим книгам. Он склонялся над тканью и вновь брался за иглу под лампой, которая высветляла его волосы в желтый цвет. Из своей постели-клетки я долго слышал, как он шептал и бранился. А потом вдруг принимаются тихо насвистывать первые такты Оды к Радости Бетховена, чтобы сказать мне издали. что любовь всегда возвращается к близким. Я думаю о нем почти каждый вечер, вспоминая часы наших былых споров. Я слышу этот шепот, эту брань, которая заканчивалась пением, оцениваю по достоинству этот исчезнувший великий полет мужественной мысли.

Прошло уже двенадцать лет с тех пор, как он умер. Мне вот-вот исполнится сорок. Пойми я его, когда он был жив, я бы направил ум и сердце в гораздо лучшую сторону. Я бы не переставал искать. Теперь, после долгих блужданий, я иду по его пути, - после блужданий, нередко опустошавших меня, и после опасных заблуждений. Я мог бы гораздо раньше примирить вкус к внутренней жизни с любовью к меняющемуся миру. Я мог бы гораздо раньше, - когда силы мои еще были свежи, - более действенно перебросить мост между мистикой и современным духом. Я мог бы чувствовать себя религиозным и. одновременно, солидарным с великим порывом истории. Я мог бы гораздо раньше обладать верой, любовью к людям и надеждой.

Эта книга подводит итог пяти лет исследований во всех областях знания, на границе науки и преданий. Я устремился в это предприятие, которое явно превосходило мои силы, потому что не мог больше противиться теперешнему и грядущему миру - моему миру. Но всякая крайность озаряет. Я мог бы куда быстрее найти путь общения со своей эпохой. Хотя, подходя к завершению своего начинания, я надеюсь, что не совсем запоздал. С людьми случается не то, чего они заслуживают, а то, что им соответствует. Как завещал Рембо, которым я увлекался в юношеские годы, я долго искал "истину в душе и теле". Мне это не удалось, в погоне за Истиной я потерял контакт с маленькими правдами, которые могли сделать меня если не сверхчеловеком моих тогдашних желаний, но хотя бы лучшим и более цельным, чем я стал. Тем не менее, я узнал о глубинном поведении ума, о различных возможных состояниях сознания, памяти и интуиции - драгоценные вещи, о которых я не мог бы узнать иным путем и которые должны были позднее позволить мне понять красоту - а по существу, революционность - современного духа: вопрос о природе сознания и настойчивая необходимость трансмутации интеллекта.

Когда я выполз из своей йоговской пещеры, чтобы окинуть взглядом этот современный мир, который я знал, не зная, - я с размаху наткнулся на чудесное. Мое реакционное обучение, часто полное гордыни и ненависти, было полезно вот чем: оно помешало мне подключиться к этому миру с другой стороны - строго рационального XIX века, демагогического прогрессизма. Оно помешало мне также принять этот мир как нечто естественное еще и потому, что это был мой мир, помешало принять его дремлющим сознанием, как это делает большая часть людей. Новыми глазами, освеженными долгим пребыванием вне моего времени, я увидел этот мир настолько бедным действительной фантастикой, насколько мир преданий был для меня фантастикой предполагаемой. Более того: то, что я узнал о нашем веке, углубив, изменило мое сознание древнего духа. Я увидел древность новыми глазами, но взгляд мой оказался достаточно свежим и для того, чтобы увидеть также и новое.

Я встретил Жака Бержье (сейчас расскажу, как) в ту пору, когда закончил писать свою работу о кружке интеллигентов, собравшихся вокруг Гурджиева. Эта встреча, которую я считаю отнюдь не случайной, стала решающей. Два года я посвятил описанию эзотерической школы и своего собственного приключения. Вот то, что я считал нужным сказать, прощаясь с моими читателями. Надеюсь, мне простят, что я цитирую самого себя, зная, что я совершенно не забочусь о привлечении внимания к своим писаниям: меня волнует совсем другое. Я придумал басню об обезьяне и тыквенной бутылке. Чтобы поймать обезьяну живьем, туземцы привязывают к кокосовой пальме тыквенную бутылку с бананом. Обезьяна прибегает, просовывает кисть внутрь, хватает банан и зажимает его в кулаке. Но тогда она не может вытянуть руку - то, что она схватила и из жадности не может бросить, держит ее в плену. Будучи "воспитанником" школы Гурджиева, я написал: "Нужно ощупать, исследовать плоды-западни, а потом гибко отпустить. Удовлетворив известное любопытство, нужно гибко перенести внимание на мир, в котором мы находимся, вернуть себе свободу и ясность, вновь пуститься в путь по земле людей, земле, которой мы принадлежим. Важно видеть, в какой мере существо движения мысли, называемое преданием, находит движение современной мысли. Физика, биология, математика в их крайней точке смыкаются сегодня с некоторыми данными эзотеризма, приближаются к некоторому видению Космоса, отношениям энергии и материи, уже содержащимся в видениях предков. Современные науки, если подойти к ним без ученого конформизма, ведут диалог с древними магами, алхимиками, чудотворцами. Революция происходит у нас на глазах, и она состоит в неожиданном союзе разума, находящегося на вершине своих завоеваний, с духовной интуицией. Для действительно внимательных наблюдений проблемы, которые ставятся перед современным разумом, - это больше не проблемы Прогресса. Уже несколько лет, как понятие прогресса умерло. Это проблемы изменения состояния, проблемы превращения. В этом смысле люди, склонившиеся над реальностью внутреннего эксперимента, движутся к будущему и крепко пожимают руку передовым ученым, готовящим наступление мира, не имеющего ничего общего с миром тяжелого перехода. в котором мы проживем еще несколько часов".

Вот как раз это высказывание и будет развито в нашей книге. Я говорил себе, что, прежде чем взяться за нее, нужно проникнуть разумом очень далеко назад и очень далеко вперед - это необходимо, чтобы понять настоящее. Я заметил, что людей просто "современных", которых я еще недавно не любил, имея на то причины, - я осуждал напрасно. В действительности же они заслуживают осуждения лишь потому, что их ум охватывает слишком маленький отрезок времени. Едва они появляются, как уже становятся анахронизмом. Чтобы жить в настоящем, нужно быть современником будущего. С тех пор, как я принялся вопрошать настоящее, я получаю ответы, полные странностей.

Джеймс Блиш, американский писатель, сказал по поводу Эйнштейна, что он "проглотил Ньютона живьем". Восхитительная формулировка! Если наша мысль поднимается к более высокому видению жизни, она должна проглатывать живьем истины низшего плана. Такова уверенность, приобретенная мной в период исследований. Это может показаться банальным; но когда имеешь дело с мыслями, претендуешь на место на вершине. Мудрость Генона или система Гурджиева, которые не знали или презирали большую часть социальных и научных реальностей, - этот новый способ суждения меняет направление и вкус ума, Платон говорил: "Высокие вещи должны вмещать и низкие, хотя и в другом состоянии". Теперь я убежден, что вся высшая философия, в которой не продолжают жить реальности того плана, который она считает превзойденным, такая философия не более чем обман.





Насчет
На мой взгляд к подобным состояниям ведут только заблуждения.)


- как по мне, вопрос по большей мере в дозировке. Это как с лекарствами, которые в большом количестве становятся ядами. Переусердствовать можно в чём угодно, и результаты частенько будут "плачевными".
"Правильные вещи" надо делать в "нужный момент" и уметь своевременно переключаться. Иначе остается только "буксовать". :mu_zyk: :mu_zyk:
Твоё ВНИМАНИЕ полностью концентрируется на том, что я ТЕБЕ говорю.
Только НА ТОМ что я ТЕБЕ говорю. :ma_g: :ps_ih: :ps_ih:
Аватара пользователя
GdeToTam
 
Сообщения: 9507
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 15:06

Re: ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ /Гурджиев Г.И. Успенский П.Д./

Сообщение Quasar » 21 апр 2012, 09:43

А я и не писал, что это всегда плохо. Всё за висит от ситуации. Много где имеет место быть... :aiki-do: и во благо и нет.
"Отбрось сознание... и духи покорятся тебе!!".))

И кто ещё скажет, что само критическое мышление не гипнотизирует?!!...) Я пЕрвый брошу в него камень. :ps_ih:

А передозировка - то же заблуждение, имхо. :ti_pa:

Отрывок обязательно потом прочту, спасибо.
Ликвидирован из жизни форума за нагнетание НЕТВОРЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ и агрессивный ТРОЛЛИНГ. :al_kana_ft: :al_kana_ft: (Администрация)
Аватара пользователя
Quasar
 
Сообщения: 203
Зарегистрирован: 07 янв 2012, 19:33
Откуда: Местонахождение.

Re: ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ /Гурджиев Г.И. Успенский П.Д./

Сообщение Quasar » 28 июл 2012, 23:18

Статья их адепта о серии телесных практик. :aiki-do:
В принципе, ничего особо нового и выдающегося. :ga-ze-ta;

"Упражнения для двигательного центра.
Гурджиев называл человека трёхмозговым существом, для того чтобы показать главенствующую роль в психике человека трёх центров: интеллектуального, эмоционального и двигательного. Посредством двигательного центра (ДЦ), выражают свои интересы сексуальный и инстинктивный центры. Двигательный центр представлен частью спинного мозга, средним мозгом, мозжечком, а в коре головного мозга передней центральной извилиной и обширными лобными и затылочными областями. Конечно, ДЦ структурно и функционально менее сложен и развит, чем интеллектуальный и двигательный центры. Работу по развитию ДЦ нельзя ни переоценивать ни недооценивать. Гурджиев давал много упражнений на развитие интеллектуальной части ДЦ и придавал этому большое значение.
Можно сказать даже очень большое. Причём именно на Западе. В России Гурджиев, несмотря на постановку балета "Борьба магов", в московской и петербургской группах делал упор исключительно на Знание. Некоторые группы четвертопутчиков на Западе придают таким упражнениям для ДЦ исключительное значение, нарушая гармонию по отношению к другим центрам. Один из ведущих принципов ЧП: гармоническое развитие центров. Любой перекос в этом смысле вреден и приведёт к неправильным результатам.

Существенным отличием в работе с двигательным центром от других систем развития этой части психики является обязательное самовоспоминание* во время выполнения упражнений. Можно сказать, что формула этих упражнений: самовоспоминание + внимание + движение (или его отсутствие).

Несколько слов о внимании. В любом из низших центров внимание является проявлением эмоциональной части центра. Внимание связано с функцией слежения и поиска, оно находится в постоянном сканирующем движении. Проявления такого сканирования можно увидеть на энцефалограммах как альфа ритмы (8-12 гц) наблюдаемые в разных частях головного мозга.
В процессе выполнения двигательных упражнений синхронно работают двигательный, эмоциональный и интеллектуальный центры. В некоторых упражнениях к этим центрам может подключаться инстинктивный центр.

Основной задачей работы с ДЦ является освоение новых состояний сознания, выход за пределы обыденного сознания. При этом достигается тренировка высших частей ДЦ, согласованность с работой других центров, развитие силы намерения в двигательном и эмоциональном центрах (воля). Для тренировки воли особенное значение имеют упражнения в сверхусилии. Так как тренировка ДЦ в ЧП должна происходить под руководством опытных наставников, здесь приводятся лишь примеры таких упражнений.

1. Разделённое внимание
· Выполняется правой и левой рукой. Одна рука описывает в воздухе одну фигуру, например: круг или восьмёрку, а другая в это время делает крест или квадрат.
· Пяткой правой ноги на полу выписывается какая-то буква алфавита, а внимание удерживается на ощущении левого уха или глаза.

2. Равновесие
· Студент старается удержать равновесие, слегка приподняв одну ногу. Руки вытянуты вперёд. Время выполнения от нескольких минут до одного часа.
· Студент старается удержать равновесие, слегка приподняв одну ногу. Руки вытянуты вперёд. Глаза закрыты. Упражнение трудное. Выполняется начиная от 10 секунд и до 10 минут.
· Студент старается удержать равновесие, слегка приподняв одну ногу. Глаза закрыты. Слушает звук метронома. Время исполнения от одной до 10 минут.
· Выполняется предыдущее упражнение. Дополнительно студент считает удары метронома. Вместо счёта можно производить "в уме" перемножение двухзначного число на двухзначное.
· Сидя на крепком стуле студент аккуратно отклонившись назад балансирует на задних ножках стула. Вначале, для страховки, позади студента должна быть стена. Можно считать, что если удаётся выполнить это упражнение без страховки в течение 5 минут, то вестибулярный аппарат достиг высокой степени развития.

3. Замедленный действия
· Студент упирается согнутыми руками в стену перед собой. Очень медленно и с максимальным напряжением он выпрямляет руки отталкиваясь от стены. Потом, также медленно и с напряжением, он сгибает руки приближаясь к стене.
· Сидя на полу и положив руки на затылок необходимо очень медленно сгибаться вперед. Скорость сгибания определяется расслаблением мышц спины. Во время упражнения внимание постоянно удерживается на ноющем чувстве в мышцах спины. Внимание на этой части тела совмещённое с сознательным представлением там тепла, приведёт к расслаблению мышц и естественному и лёгкому, но медленному сгибанию вперёд. Ни в коем случае нельзя волевым усилием насильно сгибаться вперёд! Это чревато травмами!

4. Замирание
Сидя, полностью прекратить любые движения. Глаза лучше закрыть. Замереть! Полностью отслеживать напряжения и ощущения в теле. Находиться в этом состоянии начиная от нескольких минут до нескольких часов. Замирание в течение нескольких часов требует значительных усилий и сверхусилий. Это типичное упражнение факиров. Только когда выполнение замирания не будет требовать никаких усилий, можно считать, что двигательный центр вам подчинился. Это упражнение чрезвычайно важно для дальнейшей работы с эмоциональным центром, оно является ключевым для его "пробуждения" и снижения активности в этот момент формирующего аппарата. Ещё более тяжёлым будет выполнение "замирания" с открытыми глазами, т.к. проблему будет представлять резь в глазах и сильное желание их закрыть или хотя бы моргнуть.
· Выполнить "замирание" с закрытыми глазами. Водить лучом внимания по всем частям тела без остановки. Сохранять полное самовоспоминание!
· Выполнить "замирание" с закрытыми глазами. Остановить внимание на кончике указательного пальца ведущей руки. Упражнение считается выполненным когда жжение в пальце станет невыносимым. Как правило это сопровождается покраснением пальца. В несколько другом варианте такое упражнение будет ключевым для активации эмоционального и высшего эмоционального центров.
· Выполнить "замирание" с открытыми глазами. Остановить внимание на кончике указательного пальца ведущей руки. Представлять, что рука вытягивается и дотрагивается пальцем до реального предмета, находящегося в 1,5 метрах от студента. Упражнение считается выполненным когда в пальце почувствуется "прикосновение" к предмету. Это высокий уровень подчинения ДЦ вашей воле.

Ещё раз подчеркнём, что все эти упражнения надо выполнять с самовоспоминанием и при полном внимании. Ни в коем случае нельзя форсировать время тренировок. Согласно закону октав слишком большие усилия в начале работы приведут к быстрому угасанию первоначального импульса. Через определённое время после начала первой серии тренировок необходимо начать вторую серию упражнений. Эта серия занятий будет дополнительной октавой для первой серии усилий. В свою очередь работа над ДЦ может войти дополнительной октавой в работу с эмоциональным центром. А тренировка эмоционального центра даст необходимую энергию и гармонию интеллектуальному центру. Опытный преподаватель школы ЧП должен хорошо знать последовательность и время ввода дополнительных октав в работу студентов. Попытки делать такие усилия бессистемно ведут к развитию октавы в неправильном направлении." (А.Р.Арлашин)

http://praktik-4way.ru/content/view/234/58/

* Вкратце, самовоспоминание - это произвольное разделение внимания на два направления: на происходящее и на себя, как на воспринимающего, - одновременно.
Ликвидирован из жизни форума за нагнетание НЕТВОРЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ и агрессивный ТРОЛЛИНГ. :al_kana_ft: :al_kana_ft: (Администрация)
Аватара пользователя
Quasar
 
Сообщения: 203
Зарегистрирован: 07 янв 2012, 19:33
Откуда: Местонахождение.

Пред.

Вернуться в Эзотерические учения

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 2





Рейтинг сайтов Ufolog.ru Рейтинг@Mail.ru